Пожертвуйте на издание книгПисьмо редакторуСсылки
На главную страницу

Далай-Лама




Инь-Янь

Присоединение Крыма

07.04.2014

Я понимаю, что это уже давно не новость, но я был в затворе и три месяца не знал, что происходит в мире. С горечью узнал о Крыме только сейчас, и не могу не высказаться.

Как можно было так всё испортить... теперь Крым, такое прекрасное место, стал яблоком раздора, источником вражды. И на любимую мной Украину уже не поехать – стыдно там будет людям в глаза смотреть. Морально будет ещё хуже, чем было в Советской Прибалтике – там-то все понимали, что мы в тоталитарном СССР сами маемся, и сделать ничего не можем. Но сейчас у нас в России вроде как демократия – и радость масс захвату Крыма делает нас всех тоже виноватыми. Хочу от этой радости отмежеваться, по двум главным причинам.

1. Международные законы нарушить можно, а закон взаимозависимости – нет.


Конечно, я, как и все, понимаю, что передача Крыма Украине Хрущёвым была незаконна, что Россия имела основания оспаривать статус Крыма – но надо же было это делать цивилизованно, за столом переговоров с участием всех заинтересованных сторон, а не силой. Образ действия, метод действия – крайне важная штука – и он в большой степени определяет результат. Для чего существуют законы? В частной жизни мы все, вроде бы, их признаём, и если, например, сосед по даче прихватил кусок участка, который ты считаешь своим – ты же не будешь хвататься за дубину, - а решишь спор путём переговоров или суда. Если же мы просто подерёмся, или кто-то из двух уступит силе, затаив обиду – это возврат на столетия назад.

Но и в международных отношениях – ровно то же самое! А теперь хрупкая доминанта закона и справедливости, которую все мы пытались взращивать после второй мировой войны, снова сломана – грубая сила торжествует. Но сторонники силовых решений не чувствуют глубокую нравственную ущербность лозунга "цель оправдывает средства". А вот мудрый Достоевский правильно писал, что народ не будет счастлив, если ради его благоденствия пришлось обидеть хоть одного невинного.

К сожалению, поклонники силы, в отличие от Достоевского, совершенно не понимают замеченного ещё Буддой закона взаимозависимого возникновения – не чувствуют, насколько наше счастье зависит от счастья других, и насколько лучше и приятнее иметь довольных тобой, облагодетельствованных тобой соседей, чем обиженных и оскорблённых тобой. А силовой захват Крыма – пощёчина всем в Украине, и стоит ли удивляться росту антироссийских настроений у этого братского народа?

Да не только Украина – и сессия Генеральной Ассамблеи ООН почти единодушно - 100 голосов против 17 (Северной Кореи, Зимбабве и ещё кого-то) осудила аннексию Крыма Россией – так что не надо говорить про "вражий Запад" или искать чьи-то козни в международном осуждении действий России. Человечество просто хочет жить по законам и договорам – чтобы избежать новых конфронтаций и войн, а присоединение Крыма нарушило наши договоры с Украиной и гарантии территориальной целостности, которые мы ей давали. Чего ж удивляться, что это почти никому в мире не нравится.

Принцип взаимозависимости подсказывает, что, поступая вопреки интересам других, мы вредим сами себе. И это изменить нельзя. Теперь будем убеждаться в этом на собственной шкуре.

2. Нравственность и "национальные интересы".

Попробую пояснить свою мысль аналогией. Какой человек нам больше нравится: эгоист или альтруист? Надеюсь, что большинство всё-таки проголосует против эгоизма: человек, который стремится всё подгрести под себя – схватить лучший кусок со стола, занять лучшее место в автобусе и не уступать его старикам – мало у кого вызывает симпатии. Но

Все беды этого мира,
многообразные страдания и страхи
возникают из-за цепляния за «я», -

говорится в классической поэме Шантидэвы "Вступление на путь бодхисаттв".

Каждому приятно, если тебе уступят место у окошка, или вкусный кусок. Людей, кто так делает, мы считаем "хорошими", нашими друзьями, а тех, кто всё тянет под себя – неприятными людьми, эгоистами. Думаю, это глубоко естественное ощущение, базирующееся на том, что альтруизм больше связан с инстинктом продолжения рода, а эгоизм – с инстинктом самосохранения. Первый инстинкт мощнее.

Но в обыденной жизни эгоистические склонности часто доминируют, особенно в современном обществе потребления, где они подпитываются идеологией "успеха", "победы над конкурентами", устраиванием красивой жизни "себе любимому" и прочими коммерческими проектами.

Особенно сложно разглядеть порочность различных форм группового эгоизма, которые, на поверхности отходя от индивидуализма, подпитываются мощью альтруистических энергий, выдвигая на первый план коллективные ценности типа "наша семья", "наш класс", "наша команда", "наш город", "наш народ". При доминировании таких ценностей наш эгоистический энтузиазм усиливается за счёт образа альтруизма. Но в буддизме есть способ распознавания и этой эгоистической "обманки" – за счёт понимания принципа всеобщей взаимозависимости.

"У нас должно быть понимание общности жизненного процесса, в котором счастье или слава одного человека или группы не могут быть достигнуты за счёт других", - говорит Далай-лама, - "без чувства всеобщего братства и того, что мы являемся частью одной общечеловеческой семьи, мы не сможем преодолеть опасности, ставящие под угрозу само существование человечества."

То есть, и групповые, национальные интересы тоже требуют альтруизма, чего, как кажется, наши политики – ни те, что у власти, ни те, что в оппозиции – не хотят осознавать. Думаю, добрее надо быть к другим странам.

Мне по душе образ России больше похожей на праведника – светящегося добротой и благородством, нежели могучего громилы, которого все боятся, и который один может решать – каким народам давать право на самоопределение, а каким нет.

Ах, как теперь всё испорчено... окружающий мир стал заметно хуже и враждебнее.

 

вернуться назад