Пожертвуйте на издание книгПисьмо редакторуСсылки
На главную страницу

Далай-Лама




Инь-Янь

Проблемы. Кармапа XVII бежал из Тибета (БР № 33, с.50-57).


Далай-лама и 17-й Кармапа Ургьен Тинлей Дорже
Напоминанием произошедшего в 1959 году драматического бегства Далай-ламы стало прибытие в Дхарамсалу в начале января юного главы школы тибетского буддизма Карма Кагью, который тайно бежал из оккупированного Китаем Тибета через гималайские перевалы.
Ургьен Тинлей Дорже – 17-й Кармапа, 14-летний мальчик ростом 180 см, сейчас восстанавливается после выпавших на его долю тяжелых испытаний. Подтверждая факт его прибытия в Дхарамсалу, представитель администрации Правительства Тибета в изгнании сказал, что он ничего не знал о бегстве юного ламы до утра 5 января.
Согласно выпуску Time от 17 января, находясь в руках китайцев, Кармапа был очень сильно ограничен в своей свободе и на него постоянно оказывалось давление с целью заставить его отречься от Далай-ламы. От него требовали также открытого заявления о том, что Китай является "оплотом религиозной свободы". Его же духовное обучение полностью прекратилось: китайские власти не допускали к нему ни одного из трех проживающих в Индии регентов, на которых лежит ответственность за воспитание главы школы Карма Кагью. Поэтому в конце декабря он принял решение бежать из своей официальной резиденции в монастыре Цурпу, расположенном в 70 км от Лхасы.
Чтобы подготовить свой побег, Кармапа заранее сообщил китайским охранникам, что собирается уйти в затвор по созерцанию и не будет покидать своей спальни. Во время таких затворничеств единственно, кто допускается к встрече с ним, – это его персональный повар и учитель. Охранники остаются снаружи, глядя в телевизионные камеры.
В 10.30 вечера 28 декабря в тот момент, когда его сторожа задремали в успокоении, Кармапа бежал через окно спальни. Его ждала машина с двумя шоферами, двумя ламами-помощниками, личным слугой и его сестрой, 24-летней буддийской монахиней. Они поехали по направлению к непальской границе, следуя пути, практически идентичному тому, которым бежал Далай-лама верхом на лошади в 1959 году. В монастыре же повар и учитель мальчика наносили ежедневные визиты в его пустую комнату, чтобы поддерживать иллюзию его пребывания в ней.
Кармапа сменил свое монашеское одеяние на обычную мирскую одежду, и вся группа, передвигаясь день и ночь, пересекала Тибет. При приближении к пунктам проверки документов, Кармапа выходил из машины и обходил пост стороной, присоединяясь к своим спутникам на другой стороне.
Они направлялись на запад. Из удаленного малонаселенного района Мустанга группа наконец пересекла границу с Непалом. В этом краю нет дорог. Более 30 км они карабкались по заваленной снегом гористой местности, короткий участок дороги проехали верхом, пока не стало слишком опасно. В городке Мананге им удалось нанять вертолет и так добраться до Катманду. Оттуда они позвонили по личному телефону в спальню монастыря. На другом конце провода им ответил незнакомый голос; судьба повара и учителя остается неизвестной. Из Катманду группа отправилась в автобусах, а в одном месте – на рикшах в Индию, следуя через Биржанчж-Раксул Базар, Горакпур, Лукнау и Нью-Дели. Они доехали до Дхарамсалы на такси, прибыв в город 5 января и встретив крайне эмоциональный прием.
"Ты, должно быть, устал", – сказал Далай-лама в своем приветствии. "Да, очень", – ответил Кармапа.
Хотя группа Кармапы путешествовала с риском обморозиться или даже вообще замерзнуть, тем не менее, этот сезон – середина зимы – излюбленный тибетцами "сезон побегов", поскольку в это время патрули на границе не очень-то стремятся отходить далеко от своих убежищ. Так Кармапа прибыл, хотя в состоянии крайней усталости, с пораненными и потертыми ногами и бронхиальным кашлем, но в остальном совершенно невредимым.
Побег юного Кармапы стал поводом для радости миллионов тибетцев и других последователей буддизма во многих странах. Однако для китайских властей это событие явилось серьезным ударом по их планам внести раскол в тибетское общество.
"Китай всегда представлял Кармапу как прокитайски настроенного лидера, и они постоянно пытались противопоставить его Далай-ламе", – цитирует Guardian Ричарда Оппенгеймера, сотрудника базирующейся в Лондоне Тибетской информационной сети (ТИС).

По Tibetan Bulletin. January-February, 2000
Министр обороны Индии заявил, что юному тибетскому религиозному лидеру будет разрешено остаться в стране. До сих пор не было официального заявления по политическому убежищу для 14-летнего Кармапы, но маловероятно, чтобы индийское правительство вынудило его возвращаться в Китай. Министр обороны Джордж Фернандес сказал, что 14-летний Ургьен Тинлей Дорже может оставаться в Индии. "Если кто-то пришел в нашу страну и хочет остаться здесь на какое-то время, я не вижу никакого нарушения в этом и не понимаю, почему мы должны быть расстроены из-за чего-либо, связанного с этим", – сказал он. Это первый комментарий министра, и, вероятно, комментарий не понравится Пекину, который уже предупредил Дели, что, если Индия предоставит убежище Ургьен Тинлею Дорже, это ухудшит отношения между соседними странами.

Delhi News 17 января, 2000

Солнце из облаков (история Кармапы XVII)


Личный эмиссар Тайе Дорже, второго претендента на имя перевоплощения Кармапы, выдвинутого Шамаром Римпоче, одним из четырех регентов школы Карма Кагью, заявил сегодня, что Ургьен Тинлэй Дорже, бежавший из Тибета, может попытаться проникнуть в монастырь Румтек в Сиккиме нелегально.
Монастырь Румтек – это резиденция школы Карма Кагью в эмиграции, и именно там хранится святыня школы – Черная Корона. Лама Ринчен, эмиссар Тайе Дорже, сказал, что возле монастыря возведено временное жилое здание на случай тайного визита Ургьена Дорже. Вместе с тем лама Ринчен заметил, что "въезд Тинлэя Дорже, "с подачи" Таи Ситу, другого Римпоче-регента, приведет к насилию и террору относительно всех тех, кто откажется признать Кармапу в мальчике из Китая".
О чем здесь идет речь? В чем состоит проблема, связанная с перевоплощением Кармапы XVI и упомянутыми выше Учителями?
Чтобы разобраться в этом, нам придется обратиться к истории вопроса.
В то время, как побег юного перерожденца из КНР празднуется буддистами в разных странах мира, это событие является еще одним звеном в продолжении дискуссии между конкурирующими партиями Карма Кагью, и в этом споре один выдающийся лама погиб в таинственной автоаварии. Крайне удручает, что в столь мирной и безмятежной религии, как буддизм, возникла история, полная средневековых интриг, чудес, соперничества, лжи и политики.
Последние восемь лет Ургьен Тинлэй Дорже пребывал в своем монастыре Цурпу заложником китайских амбиций по контролю буддизма в Тибете. Его побег через самые мрачные и негостеприимные ландшафты мира, с риском быть схваченным и погибнуть, – это сильный и триумфальный символ несокрушимости буддийской веры.
Кармапы – великие чудотворцы тибетского буддизма. О них говорилось обычно, что благодаря своей духовной чистоте они были способны проявлять такие чудесные способности, как предсказание, способность являться одновременно в разных местах и сила контроля над погодой. Линия перевоплощения Кармап начала прослеживаться в тибетском буддизме на 200 лет раньше, чем линия Далай-лам.
О 3-м Кармапе рассказывали, что он заговорил в день своего рождения. 8-й Кармапа Микьо Дорже вырезал такую статую из камня, которая была способна говорить, и оставил след своей ступни, наступив на скалу. Эта способность была, в частности, присуща и 16-му Кармапе Рангчжунг Ригпэ Дорже, покинувшему Тибет в 1959 г., когда китайцы установили контроль над Тибетом.
16-й Кармапа построил новый монастырь Румтек в Сиккиме и начал устанавливать систему школы Кагью в эмиграции. Несомненно, он был харизматической и магнетической личностью. Буддизм не отличается миссионерством, но под его началом школа Кагью получила широкое распространение на Западе. Его представители и ламы иерархии начали открывать монастыри и Дхарма-центры для мирян в Шотландии, Америке, по всей Европе и на Дальнем Востоке, что вылилось в итоге в тот результат, что, как говорят, Кагью сегодня представляет из себя самую многочисленную за пределами Тибета школу тибетского буддизма – с десятками тысяч последователей.
Когда он умер в чикагском госпитале в ноябре 1981, все дела 16-го Кармапы оказались оставлены в руках четырех "святых сынов", то есть традиционных регентов: Таи Ситу Римпоче, Гьелцаба Римпоче, Чжамгон Конгтрула Римпоче и Шамара Римпоче. Первым делом, лежащим в сфере их ответственности, было отыскание и возведение на трон следующего перевоплощения Кармапы.
По традициям других школ тибетского буддизма, обнаружение перевоплощения обычно сопрягается с целым рядом мистических гаданий и предсказаний. Кармапы традиционно использовали более практичный подход, оставляя письмо с предречением, по которому перевоплощенец может быть найден и опознан. Единственная проблема в случае с перевоплощением 16-го Кармапы заключалась в том, что никто не мог найти его письма с предречением. Полный обыск его покоев и имущества не дал никаких зацепок. Недели переходили в месяцы, те складывались в годы. По мере нараставшего отчаяния четыре регента пришли к тайному плану, заключавшемуся в том, чтобы успокоить множащиеся всплески нетерпения и беспокойства верующих. Тогда, поместив одно подходящее стихотворение, которое 16-й однажды прочитал своему регенту Гьелцабу, в коробочку для драгоценностей, четыре регента объявили народу, что коробочка содержит письмо с предсказанием, и попросили проводить специальные "ритуалы для устранения помех", прежде чем конверт будет вскрыт.
Логика, стоящая за этим событием, была чисто тибетской. Ее смысл состоял в том, чтобы дать надежду. "Если бы регенты сказали народу, что письма нет, они бы солгали. Не могло быть, что письма нет, только потому, что они не могли его найти, – сказал один выдающийся лама. – Просто это было делом времени".
Из четырех регентов старшими считаются Таи Ситу Римпоче и Шамар Римпоче. Оба происходят из давних линий перерожденцев в школе Кагью. Теоретически имеющие равный уровень, они на протяжении длительного времени довольно сильно соперничали друг с другом за предпочтение со стороны Кармапы. После его смерти в условиях отсутствия письма трещина между ними начала расширяться.
И здесь был повод для особого соперничества, ведь тот, кто смог бы обнаружить перевоплощение, обрел бы несравненный престиж в школе Карма Кагью, репутацию "создателя Царя", – власть человека, стоящего за троном.
Шамар Римпоче первым проявил инициативу. Сначала он попытался провести двух членов бутанской королевской фамилии на роль возможного перерожденца, но безуспешно.
(В настоящее время сам Шамар Римпоче отрицает этот факт.) Затем тайно он послал гонца в Тибет, чтобы исследовать вариант другого возможного кандидата, но никакой мальчик не был предложен.
Между тем в 1990 Таи Ситу удалился в затвор в своем монастыре Шераб Линг в Северной Индии с целью произвести специальные медитации по поводу местонахождения письма. Там, как рассказывают, он сделал открытие. Он вспомнил, что последней вещью, которую ему передал Шестнадцатый перед смертью, была парчовая ладанка-оберег. Обычно такие ладанки содержат в себе мантры или благословения, и при нормальном ходе события не было бы причины открывать ее. Вскрыв ее, однако, Таи Ситу обнаружил конверт с предписанием распечатать его в год железного зайца, то есть в 1990.
Подозревая, что он содержит предречение, он созвал встречу четырех регентов, объявив о своих последних новостях, способных осчастливить их сердца, "как радостные крики павлина". Но прошло еще несколько месяцев, прежде чем регенты наконец собрались в Румтеке и письмо было открыто. Они прочли:

"Отсюда на север на востоке Страны снегов
Край, потрясаемый ударами грома.
В прекрасном месте кочевников – со знаком коровы –
Метод – Дондуб, Мудрость – Лолага,
Родится в год, используемый для земли,
С чудесами, с далеко достигающим звуком Белейшей
Тот, кто людям известен как Карма-па."
Специально мистифицированное описание, однако, содержало вполне конретные детали. Место рождения самого 16-го Кармапы было Лхаток, что значит по-тибетски "божественный гром". Семнадцатый, как затем обнаружилось, родился в поселении кочевников в районе Баркора, при этом Ба по-тибетски означает корову, в год деревянного быка (год того, что "используется для земли"), то есть – 1985. Имя его отца было Дондуб, имя матери – Лолага. Односельчане говорили о том, что во время его рождения слышали звук белой раковины (Белейшей), отдающийся во всех направлениях.
Вооруженный всей этой информацией, один из регентов – Чжамгон Конгтрул Римпоче был назначен отправиться тайно в Тибет на поиски мальчика. Он никогда не прибыл туда. В апреле 1992, незадолго до своего отправления, он поехал в город Силигури в Западной Бенгалии, чтобы принять новый BMW, подарок своего брата. Машина была взята в мастерскую на обслуживание, и на следующий день Чжамгон Конгтрул взял ее обратно. Двигаясь по прямой и совершенно пустой дороге, машина вдруг вышла из-под контроля и врезалась в дерево. Чжамгон Конгтрул и его шофер погибли мгновенно. Что случилось, осталось неясно. По одним сообщениям, машина свернула во избежание зверя на дороге. По другим, это был взрыв. Мотор машины обнаружили в 20 футах (7 метрах) от искореженных шасси, и все болты были выломаны. Но катастрофа никогда не расследовалась на официальном уровне.
В монастыре Румтек Таи Ситу и Гьялцаб приступили к 49-дневным погребальным ритуалам по Конгтрулу. Но, как ни странно, Шамар Римпоче предпочел предпринять турне в Америку. "Во время этой поездки он заявил людям в Калифорнии, что в Индии пошли слухи, будто он убил Чжамгон Конгтрула, – сказал один кагьюпинский лама. – Но никто никогда даже не делал этого предположения".
В его отсутствие два ламы были отправлены в монастырь Цурпу в Тибете, и поисковая группа была организована должным образом. Они обнаружили маленького Ургьена Тинлэя, тогда шести лет, уже воцарившегося в другом монастыре, почитаемого как перевоплощение местными монахами, но до тех пор еще не идентифицированного.
В это время обратились к Его Св. Далай-ламе за консультацией по выбору перевоплощения Кармапы. Он отослал свое подтверждение факсом из Бразилии, где тогда участвовал во Всемирной конференции по экологии, заявив, что письмо с предсказанием совпадает с его сном, в котором он видел зеленые горы, покрытые лугами, и деревню с двумя потоками в ней, – и это точное описанием места рождения Кармапы.
Распознание ламы, родившегося в Тибете, находящемся под строгим китайским контролем, было, с одной стороны, рецептом, как создать проблемы. Со времени китайской оккупации в 1959 г. среди эмиграции царила конвенция о вывозе новоопознанных лам-перевоплощенцев из страны контрабандой. Но поступить так с юным 17-м означало пойти против желания его предшественника. Буддисты признают, что Шестнадцатый знал, что переродится в Тибете и что все, что последует из этого, будет "во благо", даже если это не выявится тотчас. Позволение оставить его в Тибете было также важным сигналом со стороны Далай-ламы, имевшим ту идею, что огонек буддизма должен сохраняться в Тибете неугасшим.
Для китайцев это было неожиданным подарком, этот значительный лама, живущий в Тибете, признанный самим Далай-ламой. 27 июня 1992 г. Агентство новостей КНР Синьхуа объявило, что оно тоже признало мальчика "воплощенным Живым Буддой", – первым, когда бы то ни было признанным со стороны коммунистического правительства.
Почитатели Кармапы сочли это очевидное смягчение китайской линии проявлением мощи и активности 16-го. Но китайцы имели более прагматические цели. Почти сразу с момента, как они оккупировали Тибет, они старались изжить буддизм, эта политика достигла своего апофеоза во время Культурной революции, когда было разрушено около 6000 тибетских монастырей. Но в последние годы они приняли другую, более тонкую политику контроля, разрешив восстановление определенных монастырей и ограниченную религиозную практику, стараясь вместе с тем повернуть тибетцев против ненавистной ими "клики Далая в эмиграции".
Присутствие Кармапы в его собственном монастыре в Тибете могло быть выставлено как приз в витринах КНР, этакий их собственный высокий лама, которого можно было использовать одновременно и для того, чтобы привлечь тибетцев, и для того, чтобы обеспечить альтернативную фигуру религиозного лидера вместо Далай-ламы.
Церемония возведения на трон состоялась в Цурпу в сентябре 1992. Китайские чиновники заняли лучшие места во внутренностях святилища, в то время как снаружи тысячи кампа, кочевой воинственной расы Восточного Тибета, ломились в двери, выломав их в итоге в порыве религиозного почтительного стремления получить благословение.
Итак, Далай-лама признал Кармапу, и Китай сделал то же самое.
Но уже тогда, когда поисковая группа топтала горные дороги Тибета в поисках мальчика, Шамар Римпоче затеял новый драматический поворот в этой истории. В монастыре Румтек он обратился к собранию юных лам. Он сделал фотокопию письма с предречением и писем, написанных Шестнадцатым, а также письма, написанного Шестнадцатым, и письма, написанного Таи Ситу. "Я вырос вместе с Шестнадцатым Кармапой, – рассказал один лама-перерожденец, бывший на встрече. – Я мог ясно увидеть, что письмо было подлинным. Шамар Римпоче затем сказал: "Если вы смотрите на письмо, думая, что это подлинная рукопись Кармапы, вы это и видите. Если вы смотрите на него, думая, что это подделка, вы увидите подделку." Он говорил, что мы смотрим на это письмо предвзятыми глазами".
Тибетский буддизм в мире ассоциируется со смеющимся образом Далай-ламы и представляется религией терпимости, устремленной к милосердию и счастью. И действительно, все это в нем есть, но все же, как и любая религия, он имеет богатую историю политических интриг и скрытого соперничества. Например, в средние века буддийские школы боролись друг с другом за превосходство, и иногда это приводило к кровавым жертвам. По крайнем мере, трое из Далай-лам умерли при подозрительных обстоятельствах.
Сам Шамар Римпоче в истории тибетского буддизма выступил как противоречивая фигура. В 18-м веке 10-й перерожденец Шамара Римпоче навлек неудовольствие на свою линию, подстрекая армию Непала оккупировать Тибет. Современный ему Далай-лама приговорил его к запрету на дальнейшие перерождения, на продолжение линии Шамарпа. Его монастырь и имущество были конфискованы, а его красная церемониальная шапка (тиб.: Ша-мар – красная шапка) была сожжена на пороге монастыря, где каждый мог на нее наступить. Тогда Шамар Римпоче покончил с собой, отравившись.
На протяжении последующих 200 лет перерожденцы Шамара сохранялись в глубокой тайне его последователями-кармапинцами, которые простили его предательство, но его роль в системе школы Карма Кагью была занята линией Таи Ситу. Линия Шамара не была признана вплоть до последнего Шамара Римпоче, получившего формальное признание от нынешнего Далай-ламы.
Современный Шамар Римпоче производит впечатление личности, придающей особое значение "энергии власти и могущества"; так, известно, что он с юного возраста был особенно очарован военными кампаниями Наполеона, воплощающими это качество.
Его обвинение в подделке письма Кармапы вызвало замешательство среди лам и верующих школы Кагью. В то время как два регента и Далай-лама признали нового Кармапу, третий регент выдвигал обвинения в заговоре. Далай-лама постарался "утрясти" возникшую проблему, проведя личную встречу с тремя регентами, но Шамар Римпоче не изменил своих позиций. Вместо этого он вышел на новые фронты в сражении – начал обращаться в суды.
Начиная с 1993 г. его представители возбудили несколько судебных дел в индийских судах, требуя распознания Кармапы и заявляя, что ключевые фигуры этого дела, включая Таи Ситу и Далай-ламу, являются "китайскими агентами" и виновны в антииндийской деятельности. Все судебные дела были закрыты Верховным Судом, хотя гражданский иск, выдвигающий эти обвинения, отложен для рассмотрения.
Тогда Шамар Римпоче разыграл свою "козырную карту". В 1994 г. он объявил, что отыскал истинного Кармапу –11-летнего тибетского мальчика по имени Тае Дорже. Этот мальчик, как сообщил Шамарпа, объявил себя Кармапой в возрасте двух лет и был распознан в качестве такового почтенным ламой, являвшимся близким учеником 16-го Кармапы, а сам он, Шамар Римпоче, подтвердил это путем гаданий в процессе длительного затворничества. Шамар Римпоче заявил, что он был уверен в отождествлении этого мальчика с 1988 г., но до марта 1994 г. скрывал это, чтобы Тае Дорже смог выбраться из Тибета. Вскоре он был торжественно "открыт" народу Шамаром Римпоче на церемонии в Нью-Дели.
Прибытие Тае Дорже большинство тибетской буддийской общины встретило со смешанными чувствами недоверия и возмущения. Это было обусловлено тем, что истинный Кармапа, по мнению тибетцев, находился в Тибете, все предзнаменования подтверждали его идентичность, и он был признан Далай-ламой.
Основная часть последователей Шамара Римпоче – это некоторые монахи в Бутане и Непале и крайне незначительная часть среди тибетцев, но он поднял волну энергичной кампании в свою поддержку в западной прессе с помощью выдающегося соратника – датского буддиста по имени Оле Нидал, чья собственная группа, называемая "Алмазный путь", составила большую партию последователей в Германии и Восточной Европе. Нидал определяет себя как "первого западного ученика" 16-го Кармапы, лично ответственного за распространение буддийского учения на Западе.
Сражение между лагерями внутри Карма Кагью достигло своего апогея в момент возведения на трон кандидата Шамара Римпоче в Нью-Дели, когда сторонники Кармапы, находящегося в Тибете, стали драться с последователями Шамара Римпоче и западными последователями "Алмазного пути".
Пока Кармапа был в Тибете, Шамар Римпоче мог максимально привлекать внимание к своему кандидату. Мальчика ввели в дом Кармапы в индийском городе Калимпонге (Сикким). Недавнее его турне по Европе, сильно поддержанное веб-сайтом нидаловского "Алмазного пути", привлекло к нему массу последователей.
И тут Ургьен Тинлэй произвел свой ход.
В школе Кагью линия преемственности значит все. Для того, чтобы Кармапа мог духовно развиваться, ему должны быть переданы устно учения его традиции, называемые "золотыми четками", от "держателя традиции", – в данном случае, Таи Ситу.
В 1992 г., во время обнаружения Кармапы, китайские власти достигли той стадии договоренностей, которая была эвфемистически определена ими как "взаимопонимание", с Таи Ситу, которому разрешили навещать маленького мальчика в Тибете с целью контроля за его духовным развитием. Вскоре, в соответствии с планом, он начал получать философское образование и уроки по тибетской литературе и медитативной практике. Китайские власти разрешили восстановить монастырь Цурпу, существенно разрушенный во время Культурной революции, и учредить там монастырскую школу. В то же время они старались делать все возможное для вербовки мальчика на свою сторону.
Его отвезли в Пекин для встречи с президентом Дзянем и прохождения обучения и воспитания в духе партийной идеологии.
Но постепенно начали появляться приметы того, что мальчик растет строптивым и демонстрирует признаки опасно независимого ума. Из Цурпу стали приходить сведения о его растущем недовольстве подавлением религиозных свобод в Тибете. На приеме, устроенном в его честь чиновниками из Лхасы, он выразил желание посетить Индию для встречи с Далай-ламой. В качестве наказания китайские власти забрали обратно лимузин, переданный раньше ему в подарок.
В путешествии ему отказали, а Таи Ситу отказали в разрешении навещать его. Положение юного Кармапы стало напоминать домашний арест.
Когда китайская петля начала затягиваться вокруг Цурпу, Кармапа стал отпускать намеки на какие-то иные возможности. Одному американскому студенту, посещавшему Цурпу прошлым летом, было сказано, что следующий раз, когда он увидит Кармапу, это будет уже за пределами Тибета. Паломникам с Тайваня он обещал навестить их страну в 2000 г.
Фокусом борьбы между иерархами Кагью за "своего" Кармапу является маленькая парчовая корона, отделанная драгоценными камнями. "Черная корона", как она зовется, – это высший символ власти в Кагью, бесценный и волшебный предмет, на который имеет право (даже право просто взять в руки) только сам Кармапа. Эта корона – материальный вариант "короны мудрости", которая появилась впервые в XII в. у первого Кармапы, когда он достиг Пробуждения. Та корона была сплетена из волос 100 000 дакинь, "Небесных странниц", существ мудрости тибетского буддизма. В XIV в. китайский император Чэнгзу поднес материальный вариант короны как награду 5-му Кармапе, своему духовному Учителю.
Черная корона передавалась по наследству Кармапами до последнего и была принесена из Тибета в Румтек Шестнадцатым в 1959. С момента его смерти в 1981 г. она дожидается своего возвращения к хозяину.
Таким образом, вопрос о том, кто контролирует Румтек и, соответственно, черную корону, – коренной момент разногласия Шамара Римпоче и Таи Ситу Римпоче.
В июне 1992 г. в завершение похоронных обрядов по Чжамгону Конгтрулу Римпоче Таи Ситу и Гьелцаб обратились к толпе в Румтеке с сообщением о признании Далай-ламой нового Кармапы. Ближе к концу этого собрания появился Шамар Римпоче с эскортом индийских солдат в очевидной попытке предъявить свои претензии на Румтек. Он объявил, что при имеющемся большом напряжении армия обеспечила его охраной. Монахи попробовали остановить вступление солдат в храм, и разгорелась драка. Беспорядки перекинулись на столицу Сиккима Гангток и привели к двухдневной забастовке местных властей в знак протеста против индийского вмешательства.
Годом позже возникло новое сражение за Румтек между противоположными группами монахов.
В настоящее время поддерживается состояние "ничьей". Румтек находится в руках третьего регента Гьелцаба, а черная корона хранится запертой под замком, ключ же передан властям Сиккима. Шамару Римпоче запрещено навещать монастырь. Таи Ситу также обязан испрашивать разрешение на посещение, чего он до сих пор не делал.
Как только Кармапа появился в Дхарамсале, начали распространяться домыслы о причинах его побега. Шамар Римпоче тотчас же предложил готовую версию: по его мнению, невозможно было мальчику проделать такое путешествие зимой и остаться невредимым, скорее всего, за его побегом стоял провокационный план самих китайцев, использовавших его как марионетку с целью забрать черную корону и другие сокровища и продать рубины из короны за 28 миллионов долларов. Версия Шамара Римпоче была широко подхвачена в Индии, стране, всегда крайне чувствительной к помышлениям своего могущественного северного соседа.
Далай-лама и тибетское правительство в эмиграции отмели всякие предположения о том, что мальчик является китайским агентом.
Будучи помещен в монастырь Гьюто, он проводит свое время, с января принимая верующих для благословений и религиозных наставлений, изучая буддийские тексты и развлекаясь написанием доха – стихов-импровизаций о своем путешествии, буддийском учении и окружающем пейзаже в окрестностях монастыря. У него было несколько личных встреч с Далай-ламой, и он начал появляться вместе с ним на общественных собраниях, таких как, например, празднование 60-летия возведения Далай-ламы на трон.
Его описывают как мальчика очень большой серьезности и самообладания. Один европеец, проведший три недели в его компании в Цурпу несколько лет назад, описывает его поведение во время ритуалов "как землетрясение", говоря: "Духовное развитие трудно описать словами, это что-то такое, что вы чувствуете в присутствии человека, и это чувствуется в Кармапе".
Римпоче высокого ранга, который был помощником Шестнадцатого и знает Семнадцатого с 8-летнего возраста, говорит, что сходство между ними разительное. "Отпечатки очень сильны. Он говорит о вещах, которые я знаю лично, которые я обсуждал с Шестнадцатым и которые никто больше не знает, но у него это происходит из памяти, или уж не знаю чего. У меня не осталось никаких сомнений".
Индийское правительство должно принять решение по статусу Кармапы, но пока что ему не разрешается путешествовать и навестить Румтек, место хранения черной короны.
В большинстве буддийского сообщества есть опасения, что раскол в Кагью относительно Кармапы на руку китайцам, которые всегда бывают счастливы использовать любой признак несогласия в сообществе тибетских эмигрантов и тем более подпортить репутацию тибетскому буддизму.
Родители Кармапы Ургьена Тинлэя Дорже были схвачены властями в их лхасском доме и перевезены в Чамдо, где находится их родное поселение кочевников.
Власти начали широкомасштабное расследование побега Кармапы, распространяя деятельность органов безопасности на Непал, стараясь выявить все подробности маршрута юного ламы из Тибета в эмиграцию. В Цурпу были арестованы офицер службы безопасности и монах, участвовавший в организации побега. Их местонахождение неизвестно. Часть монахов в Цурпу заменена другими с целью повысить уровень благонадежности монастыря. Китайские власти продолжают провозглашать, что Ургьен Тинлэй, признанный как Далай-ламой, так и Пекином в качестве 17-го Кармапы, вернется в Тибет. Агентство Синьхуа объявило, что Кармапа отправился в Индию для сбора музыкальных инструментов в буддийских монастырях и "черных шапок" своих предшественников в монастыре Румтек в Сиккиме и что он не выступает против своего народа, своего монастыря или руководства страны.
По словам Далай-ламы, подтвердившего в своем интервью (Newsweek, 6 марта), что Кармапа оставил письмо в Цурпу, "он оставил записку, сообщавшую, что он не действует против своего монастыря и своего народа".
По новым сообщениям, поступившим через ТИС (Тибетскую информационную сеть), были и дополнительные причины для побега Кармапы – это покушение на его жизнь со стороны двух неизвестных летом 1998 г. Монахи нашли двух китайцев с взрывными устройствами, спрятавшихся под одеялами в библиотеке Цурпу, соединенной дверьми с комнатой Кармапы на 3-м этаже. Они признались в попытке покушения на его жизнь, не признавшись, кто был их наниматель в Лхасе. Кармапа в это время находился на пикнике с монахами в 2 км от монастыря и, несмотря на начавшийся дождь, не захотел возвращаться в монастырь из-за тревожного предчувствия. Неизвестные были арестованы, но вскоре освобождены, и делу не был дан ход. Вместе с тем местные власти отказали монахам Цурпу в просьбе о проведении расследования и усилении охраны.
Но главные причины – в его очевидном протесте против политики китайских властей в Тибете. С раннего возраста власти старались использовать его в своих целях, приводили в газетах слова благодарности Мао Цзэ-дуну за благодеяния в отношении Тибета и т.п., якобы высказанные им.
Он же сам, с момента появления в Дхарамсале, выказывает крайнюю озабоченность ситуацией недостатка религиозной свободы в Тибете. Так, в своем публичном учении в Дхарамсале 4 февраля он сказал: "Свобода обязательно необходима для практики важнейшего учения буддизма – сострадания".
19 февраля на церемонии по случаю возведения на трон Его Св. Далай-ламы он сказал еще более сильную речь в обвинение происходящих разрушений буддийской культуры в Тибете, отметив, что они могут стать необратимыми. Также в этой речи он сказал о важности единства четырех школ тибетского буддизма (то есть Ньингма, Сакья, Кагью и Гелуг).
Побег Кармапы сравнивают с побегом выдающегося ламы, настоятеля монастыря Кумбум в Амдо (Северо-Восточный Тибет) 49-летнего Агья Римпоче в 1998 г., произошедшим также после усиления давления на него с целью добиться публичного отречения от Далай-ламы.
По его словам, он чувствовал невозможность сделать это, поэтому не оставалось другого выхода, кроме как бежать.

по The Daily Telegraph, 4 марта, 2000

В качестве дополнения-примечания к публикуемой статье редакция прилагает воспроизводимую здесь собственную публикацию 1993 г. См.: "Нартанг бюллетень" № 18. Декабрь 1993.

О перевоплощении 17-го Кармапы

Заявление дост. Карма Гелека – секретаря Департамента религии и культуры Тибетского правительства в эмиграции, сделанное в Гангтоке 4 апреля 1993 г.
Существует традиционная система определения перевоплощения Его Святейшества Гьялва Кармапы – единственная в своем роде. Она состоит из двух этапов. На первом этапе письмо, оставленное предыдущим Кармапой, содержащее указание на последующее воплощение, должно быть вскрыто и расшифровано. На второй стадии, после расшифровки письма, обнаруживается кандидат и о его приметах докладывается Далай-ламе для утверждения. И когда Далай-лама ставит Печать Утверждения (Буктхам Ринпоче), процесс идентификации полностью завершается.
Его Святейшество Шестнадцатый Гьялва Кармапа скончался пятого ноября 1981 года. Четырем знаменитым тулку – Шамару Ринпоче, Таи Ситу Ринпоче, Джамгон Конгтрулу Ринпоче и Цхурпху Гьелцабу Ринпоче было поручено осуществлять совместное регентство и идентифицировать воплощение. С того времени до 19 марта 1992 года, в течение десяти-одиннадцати лет, тулку не смогли найти перевоплощение Гьялвы Кармапы. Многие считали это большой неудачей. Так оно и было. Вначале тулку не смогли быстро найти письмо-предсказание. А как я уже сказал, во-первых, должно было быть найдено письмо.
19 марта прошлого года четыре тулку собрались в Румтеке, резиденции предыдущего Кармапы, чтобы обсудить проблему его перевоплощения. На этой встрече было представлено, вскрыто и расшифровано письмо-предсказание. Когда стало ясно, что собрались обсуждать вопрос о воплощении Кармапы, правительство Сиккима двадцать первого или двадцать второго марта послало специальную делегацию в Румтек, чтобы уяснить для себя суть дела. Как я знаю, в делегацию входили секретарь правительства, секретарь по духовным делам, члены Законодательной Ассамблеи Сиккима и представитель сиккимских монастырей. Шесть буддийских организаций Сиккима тоже послали свою делегацию.
По ответам тулку на вопросы делегатов стало ясно, что письмо-предсказание найдено, содержание его достаточно ясно и что перевоплощение будет найдено и возведено на трон в течение шести-семи месяцев. Более того, было объявлено, что кандидат уже родился в Тибете. И было решено, что Джамгон Конгтрул Ринпоче отправится туда, чтобы найти Его.
Но двадцать шестого апреля произошло несчастье: ушел из жизни Конгтрул Ринпоче, и положение сильно усложнилось. В результате период поиска перевоплощения пришлось сократить. Ситу Ринпоче и Гьелцаб Ринпоче седьмого июня выехали в Дхарамсалу, чтобы встретиться с Его Святейшеством Далай-ламой. Однако в это время Его Святейшество был в Бразилии. Тогда Ему позвонили по телефону и послали по факсу копии письма-предсказания, документов, касающихся кандидата, найденного по письму-предсказанию в Тибете, карты места его рождения и некоторых предсказаний Гуру Падмасамбхавы относительно будущих Кармап. В тот же день Его Святейшество ответил, что данный кандидат подходит для распознания в нем Кармапы XVII.
Ринпоче получили устное одобрение, но, ввиду серьезности вопроса, личный секретарь Его Святейшества отослал им еще и официальный документ. Поскольку об этом документе велись споры, я хотел бы прояснить причины этого. Далай-лама признал реинкарнацию Гьялва Кармапы, но, поскольку в тот момент Его Печать Одобрения (Буктхам Ринпоче) была недоступна, то этот документ должен был служить доказательством до тех пор, пока появится возможность скрепить его Печатью. Он был подписан личным секретарем Его Святейшества Кунго Тарой. В этом документе Далай-лама признает соответствие кандидатуры, обнаруженной в Тибете, содержанию предсказания в Письме предыдущего Кармапы и, в соответствии с просьбой лам из монастырей Карма Кагью как Тибета, так и зарубежья, Его Святейшество подтверждает идентификация воплощения Гьялвы Кармапы.
С 12 по 20 июня все три тулку находились в Румтеке, и тогда возникли разногласия касательно аутентичности письма-предсказания. В итоге 16 июня Шамар Ринпоче опубликовал письменное заявление, в котором объяснял некоторые свои сомнения и подозрения относительно этого письма, от которых он отказался, поскольку Далай-лама уже дал одобрение, и теперь он полностью признает новое воплощение и не требует экспертизы письма-предсказания.
Затем, после возвращения Его Святейшества 30 июня в Дхарамсалу, Ситу Ринпоче и Гьелцаб Ринпоче встретились с Далай-ламой вдвоем, Шамар Ринпоче встретился с Ним отдельно. Обе стороны получили возможность изложить свою позицию, в ответ получив советы Его Святейшества.
На следующий день, 30 июня, Ситу Ринпоче и Гьелцаб Ринпоче снова встретились с Далай-ламой, и Печать Одобрения (Буктхам Ринпоче) была поставлена. Это было окончательное решение Его Святейшества. Таким образом, история с признанием Семнадцатого Гьялвы Кармапы завершилась.
Однако в канцелярию Далай-ламы и в Департамент по делам религии пришло много писем из зарубежных центров и от разных людей, выразивших сомнения относительно того, как осуществлялась идентификация Кармапы. Поскольку не было возможности отвечать на каждое из них, Департамент по делам религии и культуры опубликовал заявление на английском языке, в котором ясно излагалась суть дела. В нем говорилось, что процедура идентификации реинкарнации Гьялвы Кармапы Далай-ламой была осуществлена в соответствии с традицией, полностью включая необходимую экспертизу.
27 сентября в Цурпу, Главной резиденции Кармапы в Тибете, была проведена церемония возведения на трон реинкарнации Его Святейшества Гьялвы Кармапы. Сейчас ведутся приготовления по визиту в ближайшее время Гьялвы Кармапы в Румтек, Его основную резиденцию в Индии, где будет совершена еще одна церемония возведения на трон.
Однако и сегодня довольно широко высказываются сомнения и подозрения.
Вообще говоря, допускается существование эманаций Тела, Речи и Ума ламы. Согласно буддийскому Учению, возможно, когда один лама перевоплощается в сотнях и тысячах перевоплощений... Однако по тибетской традиции высшие ламы, такие как Гьялва Кармапа, имеют только одно воплощение в конкретное время. Поэтому может быть только один Кармапа.
Но недостаточно найти и возвести на трон Кармапу. Важнейшим является его обучение, соответствующая практика, медитация, передача ему посвящений, лунгов предыдущего Кармапы. Очень важно сделать для него возможным приносить благо живым существам и учить Дхарме в соответствии с местом и временем. Поэтому важно каждому молиться об осуществлении этого.
Мы получим плохую карму, если увлечемся спором и будем продолжать его, поскольку нарушим обеты, связывающие Учителя и учеников, нанося тем самым вред Учителю. Поэтому я горячо призываю всех, озабоченных этой ситуацией, прийти к согласию, чтобы положить конец спору и избежать накопления массы дурной кармы, что неизбежно случится при нанесении вреда великому ламе.
В заключение, от имени Департамента по делам религии тибетского правительства в изгнании, я подношу молитву: Пусть долго живет воплощение Его Святейшества Кармапы, пусть Он преуспевает в своей деятельности, пусть Он как можно скорее прибудет в Румтек и пусть все пожелания Его Святейшества Далай-ламы и Его Святейшества Кармапы XVI беспрепятственно осуществятся. Я прошу всех вас молиться так вместе со мной.

Источник: Sherab Ling Newsletter. 1993. Summer-Autumn. Vol.9. No.2
В заключение отметим, что сам Далай-лама на конференции западных учителей буддизма в марте с.г. сказал: "Хотя я поддерживаю определенного кандидата Кармапы, я не могу требовать, чтобы все его признали. Каждый сам может решить это для себя".

 

вернуться назад