Пожертвуйте на издание книгПисьмо редакторуСсылки
На главную страницу

Ом Мани Падме Хум




Инь-Янь

Проблемы. Война в Чечне. Из письма дост. Д. Тэрасавы В. В. Путину (БР № 34, с.49-50).


Из “Открытого письма дост. Дзюнсэя Тэрасавы
Президенту Российской Федерации г-ну Владимиру Путину”
("Буддизм России" № 34, с. 49-50)

  НАМУ – МЕ – ХО – РЕН – ГЕ – КЕ

Я впервые посетил СССР в 1988 г., когда в Москве проходила встреча Рейгана и Горбачева. Вслед за этим с падением Берлинской стены и Декларацией об окончании холодной войны на Парижском саммите ОБСЕ настала эпоха громадных исторических перемен. После этого разразилась война в Персидском заливе, и мы вместе примерно с сотней людей, собравшихся в лагере мира, разбитом в пустыне на границе между Ираком и Саудовской Аравией, призывали к ненасильственному решению конфликта. В августе 1991 г. во время проходившего в Москве Антиядерного форума, в котором я принимал участие, произошел Путч. В те судьбоносные дни, провозгласившие продолжающиеся и поныне перемены в России, я был единственным буддийским монахом, который пришел на баррикады неприступного Белого дома на набережной Москвы-реки. Находясь среди москвичей, я бил в барабан и молился.
Жители Москвы, вероятно, помнят группу буддийских монахов в желтых одеждах, молившихся о мире и бивших в барабаны в центре Москвы, ставшей фокусом важнейших исторических событий в последнее десятилетие XX в. Теперь по причине занесения в закрытый (особый) список ФСБ прекращена моя религиозная деятельность, которая шла рука об руку с рождением новой России. По-видимому, российское правительство переживает качественные изменения. Причина этих мер (против меня) в том, что на проходившей в апреле в Женеве 56-й Ассамблее ООН по правам человека стало активно лоббироваться принятие решения по резолюции, осуждающей военные действия России в Чечне.
Моя позиция по Чеченской войне остается неизменной с самого начала первой Чеченской войны в 1994 г. С середины зимы в Москве с самых первых антивоенных акций молитвы российских монахов японского буддийского ордена Ниппондзан Мёходзи совместно с неправительственной организацией по правам человека “Мемориал”, Комитетом солдатских матерей и другими организациями возглавили миротворческую деятельность российского гражданского общества.
На этот раз в Чеченской войне Правительство России всеми законными и незаконными средствами предпринимает скрытые меры с тем, чтобы пресечь любую критику войны. И отказ мне в визе есть не что иное, как одна из таких мер.
Однако нынешняя Чеченская война – пример грубейшего угнетения, не превзойденного ни в Римской империи, ни в средневековых государствах. Я знаю, какой была Чечня до войны. Там на меня произвели глубокое впечатление утраченная современным миром исконная человеческая отзывчивость и вызывающая гордость культура. Я считаю, что Вы грубым физическим насилием, переходящим все мыслимые границы, уничтожаете чеченский народ и его стремление к человеческому и национальному уважению и свободе. Разве есть что-нибудь ужасней картины того, как новая Россия превратила Чечню в пустыню? Даже эти руины и сожженные поля взывают к справедливости и помощи.
В настоящее время демократия и реформы в России стоят на грани краха. Я считаю, что эти потрясшие мир 10 лет после окончания холодной войны, вероятно, в следующем веке спровоцируют новое столкновение цивилизаций. На протяжении этого десятилетия ядерные державы, имея оружие, способное уничтожить землю, и играя жизнью человечества, хладнокровно применяют военную силу, а потом тратят астрономические средства, прикрываясь целями оказания помощи и восстановления разрушенного войной.
Итак, что же, на самом деле, удалось решить? Какое у человечества видение мирной жизни в XXI веке? Как помочь матерям, ищущим на полях боев тела убитых сыновей – молодых мужчин, гордость нации, – матерям с младенцами на руках, спасающимся бегством в горах? Я считаю, что если мир во взаимоотношениях между людьми выдвигает на первое место ценности мира и уважения, то для создания такой человеческой культуры нужны следующие решительные действия: отказ от войн и военной силы, создание системы обеспечения безопасности мирового сообщества, а также воля и решимость к построению мирового общества ненасилия без войн и вооружений. На протяжении последнего десятилетия эти соображения совсем исчезли из международных отношений.
Я родился в стране Хиросимы и Нагасаки, которые своей трагедией заповедали миру ненасилие и разоружение. Я живу с верой в свое предназначение буддийского монаха реализовать эти идеи в мире. С таким убеждением и молитвой я обращаюсь к чеченскому народу: провозгласите перед Россией и миром отказ от военной силы и объединитесь как единая нация для достижения истинной свободы и уважения к личности и к народу. Кто тогда сможет назвать вас бандитами, незаконными вооруженными формированиями, исламскими экстремистами и террористами?
Господин Президент, есть ли у Вас мудрость и мужество вывести российские войска из Чечни и сесть за стол переговоров с чеченцами для восстановления нового общества ненасилия, где царят компромисс и мирное сосуществование? В противном случае история предъявит Вам следующий ультиматум: арестуйте всех тех, кто в течение этих 10 лет разворовывал национальное достояние и присваивал зарубежную финансовую помощь, арестуйте зачинщиков двух Чеченских войн как военных преступников, а также сами сдайтесь международному трибуналу как военный преступник.

С уважением, Тэрасава Дзюнсей
Ниппондзан Мёходзи, июль 2000 г.

 

вернуться назад