Пожертвуйте на издание книгПисьмо редакторуСсылки
На главную страницу

Ом Мани Падме Хум




Инь-Янь

Буддизм в Сибири (БР № 28, с.33-36)


Интервью раздела подготовлены М. Кожевниковой
 
Буддийский институт "Даши Чойнхорлин", Улан-Удэ.
(фото 6: Наставник буддийсккого института дост. Ело (Еше Лодой) Римпоче - третий слева в ряду, дост. Учителя, студенты, ректор института Баир Очиров - крайний справа в ряду. Курумкан, 1997, июнь.)
Ректор института Баир Очиров:
- Как Вы могли бы описать картину буддийской ситуации в Бурятии, в видении ее Вашими глазами?
- Ситуация за последние пять лет сильно изменилась. Особенно с тех пор, как здесь стал постоянно жить Ело-Римпоче и приезжать Геше Тинлэй, то есть появились тибетские Учителя. Постепенно появляется понимание того, что такое Учение. Что касается нашего института, то сейчас преподают четыре тибетца из Гоман-дацана: Даши Дамцул, который преподает в основном тибетский язык для начинающих - студентов 1-2 курса, и логику; Данзин Бакши - ученик Ело-Римпоче, который преподает в виде факультатива салам; Агван Бакши, учащий более углубленно тибетскому языку и истории, а также принципам правильного перевода и Ело-Римпоче. Все они преподают Дуйра, Лориг, Тариг. Ело-Римпоче преподает Ламрим два раза в неделю. И сейчас мы добрались до среднего уровня по Ламриму.
- Когда начался ваш Институт?
- Я не первый ректор Института. В 1992 году произошла регистрация. Первым начинал Чой Дорже, потом ректором был Балдан-лама. Сначала Институт располагался в бывшем здании колонии. Сейчас он существует на базе Иволгинского дацана, - в помещении, где раньше была контора. Я работаю только год и пришел, практически, на пустое место, не было никакой концепции, ничего, кроме зарегистрированного Устава.
- А сколько времени находится здесь Ело-Римпоче?
- Ело-Римпоче здесь уже 4-й год.
- А у него разве не было какой-то концепции?
- Римпоче давал Ламрим. Делал передачу, лунг. Все, что связано с концепцией, - это вообще-то прерогатива хамбо-ламы, на таком уровне это решается. Ело--Римпоче в официальных кругах не очень-то решает эти вопросы. А сейчас хамбо-лама съездил в Индию, в Гоман-дацан, и договорился, что сюда должны приехать двое тибетских Учителей: один лхарамба, - уже в возрасте, и один из Гьюд-дацана (института тантры), и должны прислать одного тибетца еще из Мэнцеканга (Института тибетской медицины и астрологии). Решили механически копировать гоманскую систему. Мы решили, что у нас не будет твердого понятия "выпуск", и будут выдаваться документы с печатью дацана и тем, кто закончил пятый, шестой, седьмой курс. Они могут работать в науке или могут быть монахами в монастырях.
- Но реально у вас монахов нет среди учащихся?
- У нас нет гелонгов, но есть гецулы, человек пятнадцать.
- А вообще какие настроения в студенческой среде?
- Люди все совершенно разные . Есть люди, если откровенно говорить, которые скрываются от армии, а есть люди, которые очень хотят изучать Дхарму.
- Есть ли у вас переводческие проекты?
- Твердой программы у нас не было. Но если говорить о том, что мы пытаемся делать, то я, например, перевел «19 практик отречения» из Приложения к Ламриму и кое-что другое. Сейчас, когда проходило Учение Богдо-гегэна, он сказал: "Вы должны создать Комитет, программу и определить, какие тексты переводить в первую очередь. Я вчера заходил к Ело-Римпоче и попросил его, чтобы он сделал набросок такого проекта. Так что, думаю, месяца через два-три мы сделаем эту программу. И с осени начнем работать. У нас есть три-четыре человека, которые уже хорошо овладели тибетским. Единственная проблема, что русский язык переводов надо редактировать.
- А вы хотите делать переводы на русский язык, не на бурятский?
- На русский. Бурятскую программу я хочу отдельно делать. Я сам лет шесть как перевожу, хотя нигде пока толком не издавался. Вот должна выйти в Ленинграде биография Мачиг Лабдон в моем переводе. Сейчас уже вышел английский перевод этого же текста, так я теперь боюсь, что эту книгу просто с английского теперь могут перевести и издать раньше.
 
Буддийское объединение "Арьябала", Улан-Удэ.
Фото 7
Председатель - Николай Дабаевич Бадмаринчинов:
- В Бурятии у нас буддисты наследственные, и очень сильная вера. - Это благая карма, наработанная в течение поколений на протяжение 200-300 лет. Они даже не уступают, а во многом превосходят вновь обращенных буддистов: люди могут что-то не знать, но благодаря сильной вере и упрощенной практике они сохраняли буддийское учение в далекие годы. А в настоящее время самыми важными событиями для нас были приезды Его Святейшества Далай-ламы. В 1993-м году в Бурятию приехал его духовный посланник Учитель Тинлэй, я был на встрече с ним и сразу понял, что это за Учитель. В то время у нас как раз организовался Союз бурятской интеллигенции, в котором я был вице-президентом, и этот Союз просуществовал недолго, формально, но послужил на пользу в том, что нам удалось пригласить Учителя Тинлэя. В бывшем Доме политпросвещения - в этом прежнем храме атеизма - в малом зале мы провели первую встречу с ним, пришли человек 30-40, кого успели оповестить. - Сейчас там наше помещение.
Первый совет верующим сорганизоваться Учитель Тинлэй дал верующим в 1994 году, в мае. Он дал и название: "Авалокитешвара" (по-бурятски Арьябала). Пожертвования, собранные во время лекций, Учитель передал мне, чтобы это стало основой новой общины. У нас была инициативная группа, в частности Гыма Дашицыренова, Галина Гомбоевна Чимитдоржин, Галина Терентьевна Павлова. В октябре 1994 г. мы зарегестрировались и с тех пор существуем.
Первое время неоценимую помощь нам оказал, конечно, Нимажап-лама, - община "Дхарма", обладавшая, своим дуганом, определеными доходами, и проблем с обеспечением визита ламы Тинлэя в то время не было. Вообще на протяжении этих четырех лет 13 или 14 раз Учитель Тинлэй к нам приезжал, и то учение, которое он давал на основе Ламрима великого Цонкапы, традиционное для Бурятии учение традиции Гелуг, принесло неоценимую пользу.
В наше объединение входят люди разных национальностей, хотя большинство буряты, разных профессий и возрастов. Мы считаем, что для верующих Бурятии, Улан-Удэ было большим везением, чтоб сюда приехал такой Учитель, как Тинлэй, посланый Его Святейшеством, чтобы возродить здесь Учение в чистом виде. Все его лекции были напечатаны затем на буддийских страницах газеты "Бурятунэн" (этим я лично занимался как журналист), и благодаря этому их знает вся этническая Бурятия, то есть и Агинский округ, и в Читинской и даже Иркутской области.
Концепция нашего объединения не какая-то отдельная, она дана в учении Чже Цзонхавы. У нас есть такие высокие буддийские Учителя, как Еше Лодой Римпоче и группа постоянных тибетских Учителей, - это наша благоприятная карма. Учение Богдо Цзонхавы уже стало частью бурятской национальной психологии: осмотреться, подождать - это и есть срединный путь.
Учение Гелуг присутствует здесь 300 лет, хотя были случаи и проникновения Кармапы, но эта традиция не закрепилась. Если же говорить об открытости, то Гелуг является открытым учением, поскольку, как Геше Тинлэй говорит, там собрано все лучшее из остальных трех школ в дополнение к основе старой традиции Кадам.
Главное, что может явиться основой дальнейшего роста, - это только практика: совместная и индивидуальная, единственно помогающая нам преодолеть свои недостатки, - а они у нас есть. И сейчас мы получили бесценное сокровенное посвящение благодаря приезду Его Святейшества Богдо-гегэна, благодаря помощи москвичей в организации, благодаря Артур-ламе, подготовившему условия для учения в Курумкане. Эта могущественная практика, сокровенная тантра, которая существовала в Бурятии и до революции, и даже в годы тоталитаризма ее практиковал Бидия Дандарович Дандарон и другие наши ламы.
Существуя эти годы, мы не занимаемся пропагандой, и тем не менее, об Арьяа-баале хорошо знают. При приездах Геше Тинлэя теперь собирается по 300-400 человек, а на посвящения - до 1000 и больше верующих.
 
Община дугана "Ламрим", Улан-Удэ.
Фото 8
Лама Ригдзин:
- Наша община была создана хамбо-ламой Чой-Дорже Будаевым в 1995 г. Мы не несем какую-то другую религию, но у нас метод возрождения буддизма немножко другой. Казалось бы, для того, чтобы буддизм возродился, достаточно построить дацаны. Но это неверно, - нужно пережить поколение, заложить религию в основу сознания людей. Понятно, что ламы, кто лучше знал буддизм, ушли в прошлое. Остались те, кто родились в советское время. Сейчас религия - это мода ходить в дацаны. Реального понимания нет. Или же приходят к нам, как в магазин, - потребительски. Нет идеи совершенствоваться, заложить нравственные основы. Есть чисто материальный склад: нужно, чтобы это дело хорошо прошло, другое дело, болезнь прошла и т.д.
Мы хотим заняться просвещением - пока лишь хотим, потому что не позволяют обстоятельства финансовые. Духовность важна, но получается: материальные законы важнее! - нужны деньги, чтобы переводить, издавать, даже на ксероксе выпустить брошюрку про элементарный сержим и т.п.
- И что вы пытаетесь сделать?
Пытаемся все же издавать. Мы думаем, что нужна литература, написанная простым языком, без терминологии, понятная для всех, на языке мифов и легенд. И собираем средства, чтобы построить здание дугана - не просто другое здание, а чистый монастырь, чтобы в нем жили ребята, которые сейчас обучаются в Индии, которые дали обет безбрачия.
У нас сейчас в России нет для них условий, они приедут - 20-30 человек, а мы все ламы женатые. Женатый неженатому не товарищ. Для них нужны особые условия, база. Они не должны садиться на прием, чтобы зарабатывать себе на хлеб. Они должны изучать, переводить, распространять буддизм. А мы хотим создать базу для этого. Если они вернутся и разбегутся по своим дацанам, мы их потеряем раз и навсегда: они рассеются по Бурятии, женятся. Сейчас все ламы женатые, все имеют личные интересы, все воспитывались советской школой, культурой, не отличаются от простых людей. А к тем ребятам надо очень бережно относиться, потому что туда уехали совсем молодые люди, не знающие ничего, и их надо поддерживать в рамках - нам нужно подальше держаться от них, чтобы не подавать дурного примера. Для этого их надо поселить в одном монастыре. Когда они вместе, будут друг друга сдерживать, у них будут свои законы, свои идеалы. Им нужно дать зеленый коридор. Пусть они пройдут по нам и все-таки возродят тот настоящий буддизм, который был в Бурятии. И когда они сами поселятся здесь, тогда понастроят себе уже дацаны - такие красивые, что ни за какие деньги не закажешь, - потому что они уже будут пронизаны верой.
Так что для распространения буддизма нужно не собирать все в одну кучу, что есть, - и чистое, и грязное. Нужно тщательно отбирать, отжимать только самое ценное, самое чистое, - и на этом строить. Мы хотим именно для этого сделать монастырь, а не для того, чтобы рядом вместе с монахами-гелонгами сидеть и выполнять обряды. У них своя карма, у нас своя. У них чуть повыше, у нас чуть пониже.
На такой идее основана была наша община, на той мысли, которая была сказана Далай-ламой самим и воплощена Чой-Дорже Будаевым.
- Для Вас Чой-Дорже выступает как Наставник?
- Для меня - как Учитель: и в Институте, и во всей жизни. Он как ледокол у нас, а мы за ним - корабли. Мы здесь все его ученики. Когда нас посвятили в ламы, он был ректором нашей школы.
- А почему Вам кажется, что какой-то особый путь - это у вас? А то, что происходит в Иволгинском дацане: Институт и т.д., разве это не те же самые процессы, которые направлены на изучение и просвещение?
- Видите ли, сейчас дацаны стали чисто функциональными, замкнулись, боятся зарабатывать, ждут от кого-то чего-то. Получается замкнутый круг. Хотят, чтобы люди приходили в дацаны и делали добродеяние, а объяснить, что такое эти добродеяния, не могут. А людям надо объяснить, насильно заставить же нельзя. Телемарафоны, которые проводятся для строительства дацанов, - это вроде плаката: "А ты записался в добровольцы?!" Надо объяснить, а там люди уже пусть сами посмотрят, захотят они делать добродеяния или нет.
- И что вы делаете сами в таком случае?
- Мы сами имеем слишком мало знаний, чтобы просвещать других - мы хотим учиться. Мы хотим в свою общину пригласить тибетских учителей. Вот у нас уже есть один тибетский лама Шераб Жамцо - мой Учитель. Он по состоянию здоровья сдал пост священнослужителя и живет вроде мирянина здесь. У него здоровье неважное, он болеет. Но мы надеемся, что поправится, и он сам хочет нам помогать.
- И вы единственный в городе такой дуган?
- Нет, не единственный.
- И кто, в основном, там работает? Такие же выпускники буддийского Института, как Вы?
- Да, после первого набора нас было 120 человек, вот и разошлись.
 
Община "Дхарма", Улан-Удэ.
Фото 9
Община располагается в культурно-спортивном комлексе ЗММК. По пути на 2-й этаж я прошла парикмахерсую, муз. школу, ярмарку, «Водку от Ливоны», «Байкалфирму», сауну, «Винно-водочные изделия», «Новозеландские яблоки». Наконец, лестница вверх, и вывеска: "Сахюусан (молебен) с 9 до 11". Зал дугана - пышный алтарь, скамейки для посетителей возле кабинок принимающих лам. У входа продажа книг и касса для оплаты удовлетворения религиозных нужд. Поскольку дело было в первых числах июля, нужды в большинстве сводились к поступлению детей в институты. И, конечно, болезни, драки - как всегда. Ламы за дверьми распевали тибетские тексты. Верующие в ожидании переругивались из-за порядка в очереди, - как в поликлинике или магазине.
Я встретилась с возглавляющим общину Нимажап-ламой Илюхиновым и попросила рассказать о жизни дугана.
Нимажап-лама:
- Мы возникли в 1992 г. как отдельная группа в стремлении отстоять право самостоятельно определять сферу своей деятельности и возможность объединить все традиции (Дзогчен тогда уже появился и Кагью присутствовала), создать место взаимообмена, взаимопомощи и вести просветительскую деятельность. Было желание мирян организовать такую общину, а я оказался в нужное время в нужном месте. В 1991 г. я как раз побывал в Сан-Франциско, где видел работу Дхарма-центра и уловил, как можно работать. Мы решили создать Дхарма-центр в городе и где-то за городом монастырь, место для медитаций. Мы открыли дуган с апреля, а 7 июля приехал Чжампа Тинлэй и уже присутствовал при первом нашем молебне.
В основном с тех пор мы планы не изменили. Единственно, что тогда мы надеялись быстро все осуществить и не планировали здесь именно находиться. Просветителькая наша деятельность - это общение с людьми, приобщение к буддизму происходит не через литературу, а если я всем образом жизни внушаю кому-то мысль приобщиться к Учению Будды. Я говорю о том, что через литературу нельзя приобщиться, имея в виду, что сейчас существует очень много литературы, которая может увести в сторону, поскольку есть свобода, и человек может свои псевдобуддийские воззрения оформить как буддийский текст. Так, к примеру, и у нас в Улан-Удэ ходили книги Секо Асахары, и были люди, увлекшиеся ими. Нужен пример и нужен ежедневный молебен, поскольку без благоговейного отношения к самому процессу ничего не произойдет, ведь человеку всегда надо хоть на минуту отрешиться от суеты, чтобы исполнить те или иные ритуалы.
- Каковы ваши отношения с ЦДУБ?
- Мы никогда формально не выходили из ЦДУБ. Зачем решать за прихожан? Но мы как бы дистанциировались, чтобы самостоятельно распоряжаться имуществом, складывавшимся благодаря участию людей, и использовать его на осуществление понятных и подвластных нашему контролю проектов - четко по плану, имея отчет по деньгам и т.д.
- Ваша традиция заключается, насколько я здесь видела, в том, что вы с утра совершаете молебны, а затем в определенные часы проводите прием населения, приходящего со своими нуждами?
- Нет, это вынужденная традиция, наши планы осуществлять здесь мы не можем и занимаемся созданием комплекса, в котором была бы система кабинетов для личного приема верующих, маленький дуган для молебнов, цогчен-дуган - зал, в котором мы будем предоставлять возможность для чтения лекций буддистам всех традиций, - приезжающим Учителям. В одном монастыре две традиции не существуют, но выступать - пожалуйста. Также должны существовать классы, в которых проходили бы занятия по истории буддизма в Бурятии и старомонгольскому языку, и по тибетскому, и регулярные семинары, лекции. Еще должно быть издательство для перевода текстов на бурятский язык, - точнее, адаптации старомонгольских текстов к бурятскому, и своя типография.
- А есть кому этим заниматься? Ведь, кажется, зданий в городе много, а вот кто может заняться?
- Во-первых, зданий таких нет, а во-вторых, у нас рыночная экономика, и надо не только организовать занятия, но и оплатить лектора, проводящего занятия, может быть, даже взять на содержание. Тибетцев, например, мы можем пригласить, чтобы шла передача чистой традиции учения.
- Связываете ли Вы свои планы с возвращением из Индии обучающихся там в монастырях студентов?
- Нет, я не связываю. Я знаю, что многие придут ко мне. Монахам нужно простое обеспечение: хлеб, еда, кров. А что для этого делают в Иволге? Я не вижу, чтобы делали и поэтому озабочен.
- Как Вы относитесь к призыву Хамбо-ламы объединять усилия и финансово объединяться, обращенные к ламам разных дацанов?
- Я не знаю, какие конкретно проекты будут осуществляться на эти финансы и не имею контроля над тем, как проекты осуществляются. Вот, например, строят в Березовке храм Калачакры, а там нет теплоцентрали. Как будут обогревать этот храм зимой? печкой, что ли? - Я не знаю. И я не вижу результатов вояжей зарубеж и частых поездок чиновников в Москву. Но мы буддисты и должны сотрудничать, и почему мы должны разрушать ЦДУБ - то, что было как бы символом буддизма?
- Как Вы относитесь к тому, что слишком много появилось дуганов в городе и что буддизм начинает сводиться к исполнению ритуалов для чисто потребительских целей верующих за соответствующие вознаграждения ламам?
- Меня совершенно это не волнует, потому что это - веление времени, и чем больше будет буддийских общин, тем лучше. Единственно, что меня волнует, это качественность общин. Сейчас центробежное движение: все разбегаются, стараясь занять свою нишу. А потом, может быть, будет центростремительное движение на соединение. Что касается потребительских целей верующих, то они неизбежны для настоящего времени после 75 лет пассивности советских людей, привыкших ожидать гарантированной зарплаты и т.п. Сейчас эта позиция есть, а наша деятельность направлена на то, чтобы выработать понимание религии не как возможности совершения обрядов, -- чисто потребительское, а как воплощение принципов буддизма в своей жизни.
- Вы стараетесь проводить это через общение с людьми, когда они приходят заказать проведение ритуала?
- Я могу здесь сказать только за себя. Я мог бы потратить на проведение ритуала не больше 15 минут, но я уделяю время на то, чтобы узнать человека, его мотивы, постараться объяснить людям буддийские принципы, например, как мы сами помогаем криминализации общества, стараясь отомстить, скажем, обидчикам своего сына, подравшегося с другими пацанами, засудить их, а они тогда уже увеличат число преступников в нашем же городе.
Я за 10 лет своей деятельности встретил где-то 35 тысяч человек. Не могу сказать, что я им чем-то помог, совершив обряды, и меня это не волнует. А мне вот важно: изменилось ли у человека что-то в душе или нет. Если изменилось, - он приходит. А большинство приходят снова почему-то.
 
Группа Карма-кагью, Улан-Удэ.
Людмила, президент группы:
- Группа Карма-кагью в Улан-Удэ образовалась после первого посещения Оле Нидала в январе 1994 г. Первый приезд организовывали наши друзья из Питерского центра, поскольку визиты Оле на восток или обратно всегда проходят через Улан-Удэ. Сейчас нас более 30 человек, большей частью это молодежная группа: студенчество и рабочая молодежь, поэтому все проходит очень энергично и весело. После регистрации центра мы получили участок в черте города и начали работы по строительству: вот недавно разровняли при помощи бульдозера площадку, вкопали столбы для забора и сейчас ищем купить для начала небольшой домик и уже будем делать фундамент для нашего Центра, проект которого обсуждался с Оле во время его последнего посещения. Это строительство идет на наши пожертвования, пожертвования людей нашей команды, и лама Оле Нидал тоже немного нам помогает.
Что касается занятий, все мы знаем практики, которые должны делать, и получаем подробные объяснения от Учителей, которые к нам приезжают регулярно, и связь с ламой Оле и другими Учителями очень быстрая - это электронная почта, которая действует мгновенно, поэтому такое ощущение, что наши Учителя всегда с нами.
- А как ваша группа себя чувствует в русле традиционного бурятского буддизма?
- Здесь вообще все прекрасно, поскольку в Бурятии идет развитие всех традиций, здесь почти все представлено, и все буддисты стремятся к взаимопониманию, - мы, действительно, большая буддийская семья.
- Вы спокойно ходите на учения других Учителей, радуетесь им и не чувствуете себя отделенными?
- Это очень большое благословление и радость, когда приезжают Учителя, и если даже не используешь потом конкретные наставления по какой-то конкретной линии передачи, то всегда радуешься за своих друзей, поскольку Учения - это как хлеб, как драгоценная пища для души.
В прошлый раз после приезда Оле Нидала по каналу бурятского телевидения появился репортаж в программе новостей о его приезде, он носил крайне негативный характер по отношению Оле, и это было очень неэтично. Там выражалось такое настроение: что вот, мол, приезжает в буддийскую республику западный Учитель учить буддистов буддизму, - то есть такие обыденные взгляды человека, который не практикует Дхарму. Нам было неприятно, и мы попросили редакцию извиниться перед ламой Оле, хотя его здесь не было, но Учение его осталось, и благословление, которое он привез от Кармапы, присутствовало. Журналисты, по-видимому, рассчитывали, что местные буддийские круги будут согласны с ними, но наш протест поддержали очень активно бурятские ламы, и редакция была удивлена этим и крайне обескуражена.
 
Буддийская группа, Цугол (Агинский бурят. автон. округ).
Дмитрий Хохлов:
- Группа сложилась как группа учеников последних лет жизни дедушки Жимбы-Жамцо, - это один из великих бурятских лам старого поколения. Он возродил Цугольский дацан в начале 90-х годов и был его первым настоятелем в новое время. В нашей группе около восьми человек, но в Цуголе одновременно обычно проживает меньше.
- Чем вы занимаетесь в Цуголе?
- Ну, вот сейчас приложили руки к восстановлению затворнических домиков на Алханае. Один домик практически готов, и второй для помощника - в основном. Относительно Алханая есть проект национального парка. Народ же во всех колхозах поразорился, работают за мешок муки - зарплату уже года три никто не получал. Так что все надежды люди возлагают на этот национальный парк, уже гиды добровольные подбираются. Но у них свои планы, которые до собственно буддийских дел не касаются.
А вот на месте затвора как сруб был поставлен два года назад, так стоял, пока Геше не приехал в этом году и все совпали: Церин-лама, настоятель Агинского дацана, Геше Тинлэй, Геше Донам (тибетский Учитель Агинского дацана, имеющий высшую степень геше - геше лхарабма), и я, и вот такой разговор зашел про затвор. А у меня как-раз сейчас время оказалось, мы на Алханай поехали, и там председатель колхоза помог. Вообще, оказывается, хотя к Алханаю намного ближе Агинский дацан, в свое время очень сильное подвижничество по развитию этого затворнического центра цугольские ламы предпринимали, и особенно один цугольский лама много сделал для того, чтобы там практиковать в затворе. До 1937 года практика Ямандаги не прерывалась на том месте. Ну и, конечно, Алханай - это же дворец Самвары.
- А как может повлиять создание Национального парка на буддийские святыни? Не загадят ли эти места?
- Нет, места они, я думаю, не загадят. Даже, думаю, может, наоборот... На аршане-то уже поставили 3 домика какие-то богатые организации, но туда они, я думаю, не доберутся. Надо ввести этот законопроект, который есть о Национальном парке, и в нем существует положение о создании затворнического центра. Как будто бы уже издан он, я точно не знаю.
- И внутри Национального парка будет заповедная зона для затвора?
- Да, этот центр будет как бы отдельно.
А в самом Цуголе что-то мы не можем найти толком себе применения. Вот календарь попробовали сделать, - я рассчитал и на своем компьютере книжку смакетировали. Хозяйство ведем, у нас там два дома, три огорода, конь, корова, то есть чисто хозяйственные дела.
- У вас там комунна, я слышала?
- Да вроде бы.
- А учиться теперь, то есть, после ухода Бакши - Учителя Жимба Жамцо, как получается? У кого вы учитесь?
- У каждого своя программа, но, в общем, разные учения, которые даются, приезжаем слушать. Конечно, от Ело-Римпоче. От Геше Тинлэя.
- А зачем вам два дома?
- У нас все время кто-нибудь затворяется на короткий срок со своими практиками. И мы готовы любого, кто приедет, поместить в затвор, - для этого все условия приготовлены.
 
"Атиша" Дхарма-центр. Иркутск.
Сергей Столов:
- Группа формально образовалась после первого приезда Геше Тинлэя в конце августа прошлого года. Тот его приезд организовывала иркутянка Вика, которая стала его ученицей, живя в Москве. До его приезда группа людей была, корни которой идут из Цугола, - есть в Иркутске люди, которые являются учениками дедушки Жимба Жамцо. А Вика, приехав в Иркутск, примкнула к нам, или - мы к ней. В Цуголе людей из Иркутска было при дедушке достаточно много, и когда они вернулись, то привезли Учение в город. Я лично сам в Цугол попал, можно сказать, случайно, - в период психологического кризиса. Мне сказали, что есть такие хорошие ребята в Цуголе, ты, мол, к ним съезди, оттянись. Я съездил, оттянулся, и вот до сих пор - оттягиваюсь. (Смеется)
Что касается формальной организации, то мы сгруппировались для того, чтобы встретить Геше Тинлэя. Лекции его договорились проводить в Доме дружбы между народами, сохранился такой еще после советской власти. Бурятский центр имеет с ним связь, и через бурятский центр мы это устроили. Мы не имеем денег, как и многие буддисты, поэтому бесплатно договорились. Зал там небольшой - человек на 100, камерная атмосфера. Зал на лекциях был полон. Буддийские семена в Иркутске давно уже посеяны. Оле Нидал тоже там свою ниву вспахивает. И вот наша группа создалась как оргкомитет по организации приезда Геше. А уже в результате общения Геше Тинлэй благословил нас на создание буддийского центра. Официально в нем человек 11, да и реально так. С каждым приездом круг интересующихся увеличивается, но в городе людей собрать в группу сложно, - тут место имеет более индивидуальная практика.
- В какоим смысле вы являетесь группой?
- Еженедельно мы стараемся собираться для коллективных медитаций. Делаем Гуру-йогу, которую давал Геше Тинлэй, и мы делаем ее с ориентацией как на коренного Учителя на Далай-ламу. Он сам там объяснял нам делать. Кроме того, что мы себя считаем учениками Геше Тинлэя, мы себя считаем еще учениками Еше-Лодой Римпоче, - здесь с уверенностью я могу говорить, конечно, только за себя, но, думаю, ребята со сной согласятся. Мы тоже его приглашали, и он нам давал Учение, и для меня тут разделения нет, хотя я знаю, что вообще для многих людей такие вопросы являются проблемой.
- Какова жизнь маленькой буддийской группы в городе, где нет постоянно живущего Учителя? Может быть, здесь появляются какие-то местные Наставники?
- Для многих центров в процессе их становления это становится проблемой, но вообще между людьми всегда есть проблемы. Мы недавно существуем, и у нас их пока нет. Это связано и с тем, что уровень более менее примерно одинаковый, хотя, конечно, кто-то что-то знает больше. Так, есть, например, Слава Дубровин, у которого корни из Цугола, - он ученик дедушки. В ритуальной части он больше знает, и по этим вопросам нас консультирует. Из Цугола к нам по нескольку раз в год кто-нибудь приезжает, и в этом плане они являются как бы нашими наставниками.  
- Как вы восприняли для себя посвящение в Курумкане?
- Здесь я тоже могу сказать только за себя. Есть люди более впечатлительные, есть - менее. Я человек трезвого ума и воспринимаю это как логическое продолжение всего, что было раньше. Какой-то дрожи я не испытываю, но благоговение присутствует. Все здесь очень хорошо получилось: и то, что такие большие Учителя собрались, и место хорошее, и мы здесь как-то оказались. То, что мы здесь побывали, это, можно сказать, этап жизни, для многих - может быть, переломный.
С тантрой я познакомился только здесь, и у меня опыта еще нет, но это тот багаж, который я отсюда увезу, и буду еще долго раскладывать, пережевывать. А вообще, я думаю, любого здравомыслящего человека сам жизненный опыт приводит к буддийской позиции. Я стал плотно этим заниматься, когда мне за 30 перевалило, - около четырех лет назад. В буддийской среде общаюсь уже пять лет, и в Иркутске у нас дома практически всегда живет кто-нибудь из буддистов, зачастую очень юных, да и разных людей. И я на них смотрю, сравниваю: у меня есть жизненный опыт, но, может быть, не хватает каких-то знаний, буддийской терминологии, ритуалов и прочего. А философскую основу я пережил уже сам. Она во мне сама вызрела. А у этих ребят опыта еще не хватает, но это не минус, это просто придет. У них есть время, силы, и возможности сейчас другие, чем во времена моей юности.
Дима Хохлов:
- Иркутск, очень интересный город в плане взаимосотрудничества разных буддийских направлений. Хотел бы сказать о том, как помогают центру Атиши карма-кагьюпинцы. Никаких противоречий у них нет, и лекции все они посещают - и Геше Тинлэя, и Ело-Римпоче. И во всех оформительских моментах к этим приездам: что касается трона, тахила (бур.: алтаря), чашечек и так далее, очень все друг другу помогают, - очень здоровые отношения, никаких, споров. Это отличительная особенность Иркутска. Некоторые я знаю места, где чуть ли не противостояние наблюдается. А тут сотрудничество.
 
"Тара-Дхарма-центр", Омск.
Разумовский Олег (президент Дхарма-центра) и Татьяна Саулина:
- В марте 1997-го года мы провели большой фестиваль, посвященный Дням Тибета в России, который проходил в течение трех недель. Открытие Фестиваля состоялось в Музее изобразительных искусств им. Врубеля, где была организовална выставка "Тибетская иконография: из собрания танок музея". Наши ребята читали лекции об истории Тибета - древности, современном положении в самом Музее, в студенческом центре искусства, в других местах. Около восьми организаций приняли участие: Региональный центр по связям с общественностью, Экологический клуб Дома ученых, Молодежный центр по связям с общественностью, Свободная народная академия, Городской центр юнатов, и подключилось много интересных людей: ученых, у чителей, интеллигенции, пенсионеров. Со стороны Дхарма-центра непосредственно занимались организацией человек пятнадцать, я думаю.
- И какое это имело значение для вас?
- Это нас сплотило.
- Заставило почувствовать, кто как умеет работать, да?
- Заставило почувствовать, что все умеют работать.
- Да, вообще слушать вас - одно удовольствие.
- Оказалось, все можно сделать. Но дело еще в том, что у нас там есть Эльвира Николаевна, а она, конечно, - двигатель прогресса, организатор очень мощный, - просто от Бога. А мы у нее учимся. Еще у нас был интересный момент - один из наших ребят прочитал лекции по тибетской медицине, и поэтому медицинская общественность также подключилась.
На показ фильма собиралось много людей - человек сто, наверное, а на лекции Геше Тинлэя человек двести. И теперь Геше Тинлэй у нас в городе челоек очень известный. Некоторые телевизионные программы делали материалы с нашей подачи, брали интервью у Ело-Римпоче, у Геше Тинлэя. А недавно состоялась международная конференция, посвященная межнациональным вопросам: "Россия и Восток", где "Тара-Дхарма-центр" организовал и провел круглый стол общественных национальных организаций. И что интересно, хотя вначале ожидалась бурные дебаты, когда умело был проведен круглый стол, получилось, что все организации перезнакомились. Таков был хороший результат того, что буддисты взяли в свои руки это дело. Эльвире Николаевне в администрации сказали : "Вы соединили то, что мы никак не могли соединить".
- А лично для вас, для группы такая бурная деятельность, соотносима ли с духовной практикой? Ведь часто, бывает, встречаешь буддийские группы, где как черт ладана, бегут всякой общественной жизни.
- Мы просто понимаем, насколько это важно - нести свои ценности людям. А как их нести? Для этого нужно общаться. (Таня Саулина)
- И еще один момент, (Олег Разумовский) - чрезвычайно интересно вот что: в последний приезд Геше-ла опять же с помощью Эльвиры Николаены была организована встреча Геше с психотерапевтами Омской области - на базе психиатрической клиники. Был проведен диалог, посвященный вопросу, как буддийская философия рассматривает проблемы заболевания ума. Интересна реакция психиаторов: сначала настороженная: что может сказать им буддийский монах?, а через 15 минут их глаза стали открываться шире, и, когда лекция закончилась, они стали бросаться ему на шею и благодарить. - Очень заинтересовались буддийскими методиками и стали даже строить проект проведения междунардодной конференции психотерапевтов с участием тибетцев - для ознакомления с восточными методиками лечения заболеваний ума.
 
Байкальск-Ангарская сангха Дзэн. Ангарск.
Березовская Екатерина Васильевна:
- Центр официально существует 2 года, но имеет давнишние связи с иркутянами, с центром "Атиша". У нас в группе два Наставника: одному 22, другому 36 лет.
- А в каком плане они являются Наставниками? Проводят занятия?
- Проводят занятия и организовали, как Геше советовал, общее дело сангхи - магазин "Чаша Востока", где представлена духовная литература, т.д. Это позволяет снимать квартиру для формальных занятий, поскольку денег ни у кого нет. На занятия собирается от трех до десяти человек, когда идут тренировки. Занятия по три раза в неделю, часа по два.
- Практика в основном дзэнская?
- Да нет. Ведь то, что преподает Геше-ла, - это фундамент: изменение отношения к миру, к людям, тренировка себя, своего характера. В группе в основном молодежь с высшим образованием, но приходит и старшее поколение, наши мамы: например, моя мама приняла обет "Прибежища" и приехала сюда в Курумкан. Группа маленькая, реальных конфликтов не бывает, но все равно что-то где-то ... Вообще, я думаю, человеку сложно бывает разобраться, над чем в себе надо работать, именно поэтому сангха и важна. Что касается занятий, то вот недавно второй наш Наставник был в годовом затворе, уезжал в "Широкую падь", - это красивое место, по удаленности часах в трех езды от Ангарска, там мы тоже специально снимали маленький домик.
- А что он там делал?
- Он старался разобраться с собой. Знаете, сейчас появились книги такого человека, Лазарева, - "Диагностика кармы". И вот наш Наставник просто познавал себя. Как говорят: "Познай себя - познаешь жизнь". Он наблюдал за собой: что происходит, откуда это пришло. И те наработки, внутренний опыт, который он получил, теперь уже он сопоставляет с книгами по психологии, духовной литературе, которая у нас в магазине есть, - так эти знания используются. А когда наш непосредственный Наставник Женя стал собираться уйти в свое затворничество - диплом писать, все начало рассыпаться без объединяющего начала, тогда вернулся второй Наставник. Пришел и сказал: «Все, я вернулся». - Так все тонко друг друга чувствуют.
Мы широко подходим к духовной практике - используем не только все книги, которые появляются, но и ездим в Иркутск на все учения приезжающих Учителей. Я сама начинала с книги Лазарева и знаю, что многие так приходят. А потом встречаются с буддийским учением, и все как-то становится на свои места.
Первым из Учителей к нам приехал Еше-Лодой Римпоче, и он давал Прибежище, просто говорил нам о сострадании. Он жил в «Центре Атиша» у ребят.
- А как к вам относятся в городе? Знают вас?
- Нас знают, но не как буддийскую группу, мы не афишируем себя, занимаемся просто буддийской практикой. А в городе знают о нашей благотворительной деятельности, о магазине, о выставке детских рисунков, которую мы провели.
 
Молодежный фонд "Урусвати", Северо-Байкальск.
Олег Бардеев (руководитель).
У нас направление: буддизм и Агни-йога. В основном наша группа пришла к буддизму благодаря Геше Тинлэю и Еше-Лодой римпоче. Полтора года назад Еше-Лодой Римпоче приехал по приглашению Общества буддистов, которое возглавляет Светлана Домбаевна Батоева. Она хорошо связана с буддистами Бурятии. В первые два приезда Еше-Лодой Римпоче проводил обряды освящения местности. Он определил место под дацан Таши-Гоман и выбрал его из 6-7 предложенных мест. Группы архитекторов соревнуются сейчас, подготавлявая проекты. Дацан должен быть построен на самом берегу Байкала.
Когда Еше-Лодой Римпоче приезжал третий раз, ребята попали на его Учение. Раньше у нас была группа, она работала в духе Агни-йоги и, естественно, Агни-йога очень тесно связана с буддизмом, поэтому нам буддизм рекомендовали. Но мы не отошли от Агни-йоги, ни в коем случае. Буддизм - прекраснейший метод для реализации себя, чем бы человек ни занимался, - поскольку концентрация ума и Бодхичитта необходимы. Человек и должен таким быть! Таким каждый должен таким быть, так кажется. А Агни-йога - это Учение новое - сегодняшнего и завтрашнего дня, и со знаниями буддизма можно к нему подходить.
Но я не могу сказать об этом всем толком - я еще только начинаю что-то раскрывать для себя в буддизме. По Агни-йоге мы все-таки занимались, у нас есть Наставники из Москвы. Эти наши наставники тоже имеют отношение к буддизму. А занятия буддизмом мы только начали. В третий приезд Еше-Лодой Римпоче дал учение: Гуру-йогу и Пова. Но я с тех пор, как положил текст, так и не практиковал. Сложно разобраться сразу и как ответственный человек я с головой в практику не кидался, потому что ее надо знать детально. Кроме того, после приезда Еше-Лодой Римпоче мы знали, что приедет Геше Тинлэй и думали, что когда он приедет, тогда мы займемся практикой. Когда приехал Геше Тинлэй, он просто провел курс лекций и пригласил нас в Курумкан.
Сейчас нам помогает много Сергей Саулин из Омска, он девять лет уже занимается, если считать с Агни-йогой.
- А что вы будете практиковать теперь?
Сосредоточение. Аналитическую медитацию о драгоценности человеческого рождения, о невечности и смерти и т.д. Гуру-йогу. Медитацию по Ямантаке. Мантры. И, конечно, в жизни нужно изменять себя - развивать сострадание. Особенно, если гневаешься.

 

вернуться назад